Homepage Сочинение по произведению плаха


Сочинение по произведению плаха


И вот здесь-то выявляется еще одна коллизия айтматовского мировидения. Более того, на протяжении столетий имя Христа было своего рода гарантией спасения человечества в час, когда Время и Вечность сомкнутся. Иисус мучается тем, что не в силах отвратить грядущее, которое люди уготовили себе сами. Его цель — спасать, и он — спасает. У него много сторонников и противников, только равнодушных нет, и это главное. Тем безысходнее то грядущее, которое прозревает Иисус у Айтматова накануне ареста в Гефсиманском саду — грядущее без будущего для человечества. Смыкаются и смыкаются круги, но человек прорывается сквозь них: в музыке, в творчестве, в любви. Познать силу человеческого разума явно вопреки религиозному канону, Айтматов делает даже Христа носителем просветительских воззрений. Попытка обрести надежду, познать природу добра, силу идей человеколюбия, отброшенную на обочину теми, кто готов воздвигнуть храмы, в коих будут поклоняться пушкам и генералам. Выходит, Авдий вовсе не является носителем трагического безысходного видения мира? И перед назарянином встает вопрос: остаться ли с людьми или отречься от них, признать, что человек — зверь, одержимый маниакальной жаждой власти, зверь, которого никто и ничто не может изменить? Образ Авдия троичен: автор — Авдий — назарянин. Время и Вечность — одна из центральных антитез романа, потому-то и понадобился персонаж, наделенный не просто даром провидения, но как бы говорящий от имени Вечности. Смерть главного героя Авдия — не жертвоприношение, а самопожертвование. Трагедия Иисуса у Айтматова — как бы перевернутая трагедия Авдия, вчерашнего семинариста, страдающего, переживающего наяву прошлое.


Более того, на протяжении столетий имя Христа было своего рода гарантией спасения человечества в час, когда Время и Вечность сомкнутся.


Время и Вечность — одна из центральных антитез романа, потому-то и понадобился персонаж, наделенный не просто даром провидения, но как бы говорящий от имени Вечности. Трагедия Иисуса у Айтматова — как бы перевернутая трагедия Авдия, вчерашнего семинариста, страдающего, переживающего наяву прошлое. И вот здесь-то выявляется еще одна коллизия айтматовского мировидения. Иисус мучается тем, что не в силах отвратить грядущее, которое люди уготовили себе сами. Образ Авдия троичен: автор — Авдий — назарянин. Его цель — спасать, и он — спасает. У него много сторонников и противников, только равнодушных нет, и это главное. Смыкаются и смыкаются круги, но человек прорывается сквозь них: в музыке, в творчестве, в любви. И перед назарянином встает вопрос: остаться ли с людьми или отречься от них, признать, что человек — зверь, одержимый маниакальной жаждой власти, зверь, которого никто и ничто не может изменить? Познать силу человеческого разума явно вопреки религиозному канону, Айтматов делает даже Христа носителем просветительских воззрений.

Some more links:
-> княгиня р фенечка одинцова в отцы и дети сочинение
Трагедия Иисуса у Айтматова — как бы перевернутая трагедия Авдия, вчерашнего семинариста, страдающего, переживающего наяву прошлое.
-> бланк приказа о смене фамилии
Более того, на протяжении столетий имя Христа было своего рода гарантией спасения человечества в час, когда Время и Вечность сомкнутся.
-> онлайн физика ответы на вопросы
Тем безысходнее то грядущее, которое прозревает Иисус у Айтматова накануне ареста в Гефсиманском саду — грядущее без будущего для человечества.
-> инструкция по охране для работников итр
Время и Вечность — одна из центральных антитез романа, потому-то и понадобился персонаж, наделенный не просто даром провидения, но как бы говорящий от имени Вечности.
-> межнациональный конфликт израиль палестина конспект
И перед назарянином встает вопрос: остаться ли с людьми или отречься от них, признать, что человек — зверь, одержимый маниакальной жаждой власти, зверь, которого никто и ничто не может изменить?
->Sitemap



Сочинение по произведению плаха:

Rating: 96 / 100

Overall: 90 Rates